© Elizaveta Konovalova 2019

2013

Перформанс проходил с 1-го по 12-е июля, 

с понедельника по пятницу, в 8:00, 12:00, 13:00 и в 17:00, по расписанию гудка Кронштадского Морского завода.

Видео документация, рассказ.

Художественная резиденция ГЦСИ, Кронштадт.

В 2014м году работа получила премию "Sciences Po pour l'art contemporain".

Большое спасибо за помощь ГЦСИ, Елене Губановой, сотрудницам Кронштадского Дворца Культуры, Детской Музыкальной школе № 8 Кронштадтского района, преподавателю Виктору Иосифовичу Попову, Михаилу и Дарье, Магдалене Новаковой и Яну Здвораку.

Неделя первая : поиски

По приезде в Кронштадт я начала расспрашивать у сотрудников резиденции как у них получается общаться с местным населением, делают ли они выставки, приглашают ли людей, как вообще в Кронштадте относятся к современному искусству. На что мне ответили, что воспринимают резиденцию в основном как что-то странное, непонятное, относятся с недоверием. Особняк стоит себе посреди города, как инородное тело, а что там происходит у этих художников никто толком не знает. 

Я начала думать, как можно художественными средствами найти общий язык с городом. Как сделать так, чтобы резиденция стала людям ближе, понятнее. 

На второй день я пошла смотреть знаменитый Морской Завод. 

После долгого перерыва завод, бывшее градообразующее предприятие, снова заработал в 2010м. А в прошлом году в городе неожиданно снова зазвучал заводской гудок : в 8, в 12, в час и в 5 его звук раздается на весь Кронштадт. 

Сегодня гудок уже не неcёт прежней функции – нет рабочих без часов, нет города, который жил бы по одному расписанию. Тем не менее, мне расказывали, что возрождение этого звука подействовало на население очень позитивно, как какое-то пробуждение, как знак жизни. 

Меня очень воодушевило это открытие. Суровый судоремонтный завод вдруг стал очагом бесполезного, но очень поэтичного жеста. 

И так, у меня соединились две ситуации – я подумала, что резиденции нужен гудок.

Неделя вторая : репетиция

Я решила, что гудком для резиденции должен стать звук духового музыкального инструмента. И, разумеется, самого большого, то есть - тубы. Я пошла по Кронштадту искать инструмент. 

Первым делом отправилась в музыкальную школу, но там мне сказали, что инструменты дают только учащимся, и вообще, девушка, через неделю каникулы. - Приходите первого сентября. Посоветовали обратиться в Дом Культуры – у них там вроде есть инструменты в аренду.

В ДК сначала инструментов не оказалось, а потом выяснилось, что “вся кладовка ими забита”. Заведующая с ключами открыла для нас кладовку, на самом верху стеллажа стояла туба!

Я попросила разрешения посмотреть, на что мне сказали - “да забирайте её себе! Все 12 лет, что я тут работаю эта туба там так и валяется. Пусть уж лучше пригодится кому-нибудь”. 

- Откуда же она здесь ? – поинтересовалась я. 

- Да из оркестра завода. 

- Морского ? 

- Ну да. С тех пор как расформировали, так и лежит.

Вот так всё встало на свои места. Я взяла драгоценную тубу и пошла обратно в музыкальную школу учится на ней играть. Завуч, которую я видела тем же утром – согласилась позвонить преподавателю трубы. - Алло, Виктор Иосифович ? Вы на тубе играть умеете ? – он умеет, приходите завтра в 12 на урок.

На следующий день Виктор Иосифович учил меня игре на тубе. 

Туба жужжала, дребезжала, не слушалась, но в конце уступила, и у меня стала получаться гамма. Вместе с В.И. мы зашли в мастерскую, где развинтили клапаны и тщательно промазали все детали маслом – на тубе лет 20 никто не играл. 

Два часа спустя я вернулась в резиденцию и стала репетировать гудок.

Неделя третья и четвертая : гудок

В течение двух рабочих недель, c понедельника 1го июля, я с тубой выходила на балкон второго этажа резиденции по заводскому расписанию : по будням, четыре раза в день, - в 8, в 12, в час и в 5 - и играла одну ноту, сразу после заводского гудка, как эхо. Каждый раз я старалась попасть в тон гудка, и держала ноту на сколько хватит воздуха.

Резиденция ГЦСИ и Морской завод на карте Кронштадта, Google Earth.

Гудок Кронштадского Морского завода.

Борис Васильевич и Николай Яковлевич, ответственные за гудок

на Морском заводе.